У моих родителей у обоих это не первый брак, поэтому все их нереализованные потребности в первых браках из-за отсутствия детей реализовались во мне. Я очень любил в детстве пробовать что-то новое, неизведанное, меня постоянно чем-то занимали: то спорт школой футбольной, то танцами, то английским языком, то математическим факультативом в школе. Моя мама работала в библиотеке, отец на заводе АЗЛК начальником типографии. Но когда я пошел в школу, я испытывал недостаток внимания со стороны своих родителей. Они отдали меня на воспитание моей бабушке, которая была педагогом, она преподавала географию в старших классах. Моя бабушка меня безумно любила и потакала всем моим прихотям, в то время как родители меня посещали наездами и забирали на выходные дни и каникулы. По сути, они для меня превратились в выходных родителей. Когда я приезжал домой к родителям, я постоянно видел выяснение отношений, скандалы, драки, обвинения. И я испытывал чувство вины, потому что я стал яблоком раздора, т.к. мои папа и мама были для меня в данное время единым целым и я автоматически винил в ситуации себя.

Когда я закончил 9-й класс, очень многие из моих друзей ушли в ПТУ и техникумы, но я продолжал с ними дружить и общаться. Однажды, один парень из моих бывших одноклассников, предложил мне вещество. Мне впервые было и страшно, и интересно, любопытно. Так. Любопытства, началось мое знакомство с наркотиками. Мне было круто, я думал, что это модно, я чувствовал себя уверенно и больше не думал об отношениях с родителями. Я заполнял тот вакуум, который у меня образовался из-за чувства одиночества, веществом. Я больше не чувствовал себя одиноким и несчастным, никому не нужным, у меня появился новый друг, даже два – героин и метадон. Я больше ничего и никого не боялся.

Вскоре я закончил школу и поступил в институт и тут начались у меня большие проблемы. Я попросту забивал на пары и семинары, вместо этого «мутил» вещество прямо в университете. Ездил на мутки в Подмосковье, а потом шел «убитый» на занятия. А вскоре я вообще перестал ездить в институт и уже готовили приказ о моем отчислении. Но тут уже вмешались мои родители и уговорили моего декана дать мне шанс.

Я Задумался над этим, и какое-то время не употреблял на страхе, что выгонят из института. Я так провез три года, даже успел закончить университет и устроился на работу благодаря своим связям с заведующим кафедрой института. На работе я проработал недолго, контора обанкротилась. Потом я устроился в крупную телекоммуникационную компанию и поступил в аспирантуру. Работая и учась я искал поддержки у своих старых дружков по школе, чтобы можно было поплакаться в жилетку и сказать, как мне нелегко и хочется все бросить. На этом чувстве само жалости я опять стал подтарчивать. У меня начались проблемы с деньгами, стали расти долги на работе. В один прекрасный момент я признался родителям в этом и меня положили в наркологическую клинику, а на работе был долг в 280000 рублей… Начались хождения по замкнутому кругу: работа, употребление, больница – и по новой… Я дошел до такого дна в своем употреблении, что уже отчаялся и потерял всякую надежду на выздоровление и возвращение к нормальной жизни, чистой и трезвой, без страхов и недоверия.

После очередного выхода из очередной наркологической клиники я договорился с матерью и уехал на реабилитацию от наркомании в другой город – Екатеринбург. Поначалу мне было очень нелегко, я не принимал себя таким, какой я есть, со всеми дефектами своего характера. Я не понимал, что эти приветливые и дружелюбные ребята хотят от меня, я думал, что все притворяются, никому не верил и не доверял. Вскоре я начал писать работы – шаги. Которые давались мне нелегко. У меня запустился механизм принятия себя. Я начал видеть свои дефекты характера, работать с ними, взращивая свои достоинства. Самое сложное для меня в центре – это был период написания и сдачи 1-го шага.

Мое эмоциональное состояние было нестабильным, постоянно опускались руки, хотелось все бросить и уехать домой. Первый шаг дал мне очень многое. Во-первых, я стал каждый день принимал себя таким, какой я есть – наркоман, признал, что моя жизнь в употреблении была неуправляемой и что бороться со своей болезнью зависимостью бесполезно, с ней можно только работать, а точнее с ее симптомами. Капитуляция в первом шаге позволила мне начать учиться совершать поступки по-новому. Также я по-новой взглянул и увидел свое дно. Второй шаг подарил мне надежду на выздоровление, на новую жизнь, где нет места никаким веществам, изменяющим мое сознание. Шаг научил меня обращаться за помощью и принимать ее в любом виде. Шаг познакомил меня с моей Высшей Силой и подарил мне тропинку к душевному покою. Самой серьезной и продуктивной для меня работой был Третий шаг. Ему предшествовали дополнительные индивидуальные работы, которые помогли мне увидеть всю не зрелость моей личности.

Третий шаг научил меня избавляться от страхов, доверять людям и моей Высшей Силе. Этот шаг перевернул мое мировоззрение, позволили осознанно контактировать со своей Высшей Силой через все, что меня окружает. Шаг научил меня верить, что моя Высшая Сила никогда не даст меня в обиду, научил капитулировать перед волей Бога и отказываться от своих деструктивных желаний. После 3-го шага я выстраивал коридоры движения в социуме, готовился к выпуску. Какие бы цели я себе не строил и планы на свою дальнейшую жизнь, мое выздоровление всегда стоит на 1-м месте и оно вне конкуренции и данная иерархия приоритетов обсуждению не подлежит ни при каких обстоятельствах. В настоящее время я продолжаю выздоравливать, я остался в Екатеринбурге, я общаюсь со своими родителями по телефону, живу на съемной квартире со своими анонимными братьями и верю в то, что у меня все будет – и семья, и дети, и внуки. Регулярно хожу на собрание АН и взял служение на группе.

Сейчас, когда я работаю по программе «12 шагов», мне нечего бояться!