Наркотики в моей жизни появились после того, как моя семья сменила место проживания. Мы переехали в другой город, поскольку моему отцу предложили новую работу. Родители с головой погрузились в свои дела, связанные с обустройством на новом месте. Я же чувствовал себя одиноким: без друзей, своей компании, никому не нужным. В школе отношения с одноклассниками не заладились. Я оставался для них чужим, хотя, надо сказать, и сам не слишком активно предпринимал попытки влиться в новый коллектив. Начал прогуливать школу. Однажды такой же прогульщик, как я, с которым мы вместе коротали время в компьютерном клубе, предложил мне «понюхать». Я согласился, сам не знаю, почему, ведь много знал о том, что представляют собой наркотики. Мне казалось, что от одного раза ничего не случится. После употребления у меня как будто снесло крышу: я не спал несколько суток, был на подъеме. И я поверил в этот порошок, деньги давали родители, в школе подружился с ребятами. Жизнь мне казалась невероятно прекрасной. Через три месяца мне пришлось расплачиваться за пережитые ощущения невероятной болью. Мне казалось, что я ни кому не нужен и очень хотелось умереть. Родители, встревожившись не на шутку, вызвали врача, который открыл им глаза на причину моей болезни.

Тут начался настоящий кошмар. Моя мама начала сама отвозить меня в школу и караулила на переменах. Это вызывало насмешки ребят в школе. Меня так разозлило подобное поведение мамы, что я сбежал от нее и снова встретился с тем парнем, отдал телефон за дозу. Меня закрывали дома, я сбегал, вынося с собой все, что было ценного в квартире. Ходить в школу я перестал окончательно. Однажды, где-то месяца через полтора активного употребления, вернувшись домой, я застал каких то людей. Они забрали меня на принудительное лечение в реабилитационный центр, мне было без разницы куда ехать лишь-бы этот кошмар закончился. Помню отец сказал, что если я не поеду с ними лечиться, они с мамой откажутся от меня, и меня, как несовершеннолетнего, заберут в приют. Перспектива детдома показалась мне слишком мрачной, и я согласился лечиться.

Как я узнал гораздо позже, мои родители ходили на группу для родителей при нашем центре. Благодаря сеансам психотерапии, мы начали понимать друг друга и откровенно говорить о том, что тревожило каждого.

Я прошел курс реабилитации, сменил школу. Родители предлагали мне вернуться в наш город, однако, как мне кажется, в этом нет никакого смысла, поскольку желание или нежелание употребить было внутри меня.

Сейчас я хожу на постлечебную программу, где я уже в социуме учусь жить без наркотиков. Это моё первое задание было написать историю своей зависимости.

Я благодарен родителям за то, что спасли меня. Но в глаза им не могу это сказать, думаю скоро я это сделаю!